ФЭНДОМ



Права и обязанности

Когда мы рассуждаем о правах, обобщенный закон социального баланса намекает нам, что за наличие прав нужно платить – и скорее всего наличием обязанностей. Потому что при реализации прав оплата подразумевается самостоятельно.

Пример – у меня есть право на пользование моим компьютером. Это аналог потенциала, электрического напряжения, вольты. И отдельно – факт использования компьютера – аналог потребления электрической мощности (кВт*часы). За использование электричества (факт) я плачу деньгами (факт). За право использовать компьютер («компьютер перешел в мою собственность») я тоже заплатил деньгами.

Если у меня есть право на что-то, физически это означает право использовать некоторые ресурсы. Если я имею право на безопасность (требую безопасности), это означает использование мной (и другими обладателями такого права) всех ресурсов полиции, армии, дипломатии, служб, контролирующих природные и техногенные риски и т.п.

Ресурсы не берутся «из ничего» - и по обобщенному закону сохранения я должен их вовремя восполнять. Если я этого не сделаю, мое право станет необеспеченным – превратится в пустую декларацию. Это примерно как право каждые выходные летать на Марс – право есть, а возможностей под него не предусмотрели. Обидно!

Ресурсы, обеспечивающие право, могут быть восполнены двумя основными способами. Первый – когда для обеспечения права требуются постоянные расходы. Такая ситуация наблюдается с правом на жизнь – мы непрерывно должны расходовать кислород, воду, пищу и т.д. Соответственно – мы должны оплачивать это либо авансом, либо в реальном времени, либо с некоторой отсрочкой – но всегда пропорционально объему потребления.

Второй вариант – когда расходы требуются только в момент реализации права (особенно некоторым необычным для стандартной ситуации способом). Например, если я имею право на безопасность не только в мирное, но и в военное время (или – право на защиту от внешней агрессии), то я должен оплатить это право при необходимости, а не оплачивать его всегда и непрерывно. Если я имею право выбирать место жительства, то при очередном переезде с меня потребуют оплатить «входной билет».

В огромнейшем числе случаев оплаты деньгами или материальными ресурсами недостаточно. По простой причине – ни деньги, ни материалы не являются универсальным активом, способным превращаться в любой другой актив. Таким свойством универсальности обладает лишь рабочее время человека (с точностью до наличия хорошего источника энергии J). Поэтому вместо того, чтобы брать с человека предоплату, природа и разумно устроенное общество налагают на человека обязанности. Обязанности по своей сути представляют обещание в определенных ситуациях тем или иным способом предоставить в распоряжение дающего права свое рабочее время.

Простая обязанность – оплатить покупку – использование рабочего времени, пошедшего на создание актива, которым покупка оплачивается.

Более сложная обязанность – Родину защищать. Человек обязан предоставить свое время для работы в условиях с риском для жизни – если он хочет иметь права, которые ему Родина предоставляет, а завоеватель предоставить не готов L.

Чем более сбалансированы права и обязанности по времени и месту, тем это понятнее. У людей, живущих малыми общинами и не имеющих сложной социально-экономической структуры обязанности и права неотделимы. Хочешь кушать – иди охотиться. Хочешь развлекаться – пой и танцуй. Хочешь секса – ухаживай за субъектом домогательств.

Чем крупнее община, чем сложнее разделение труда, тем менее понятна связь между правами и обязанностями. И тем чаще она разрывается. В миллионных общинах зачастую складывается впечатление, что права есть у одних (королей, знати, жрецов, геев, нацменьшинств и т.д.), а обязанности – у других (крестьян, рабочих, «титульного большинства» и т.п.). Однако природу не обманешь – общество с поляризацией прав и обязанностей накапливает энергию, и рано или поздно взрывается – или тихо гибнет из-за недостатка энергии у отдельных лиц (вся энергия ушла в «социальный конденсатор»). Так ушли все погибшие цивилизации, так гибнет нынешняя европейская цивилизация.

Таким образом, если рассуждать о правах конкретного человека или некоторых страт (детей, психов, инвалидов, сексуальных меньшинств, религиозных общин, национальностей, профессиональных и иных сообществ, жителей одной территории и т.п.) – имеет смысл утверждать, что против каждого права должна быть соответствующая обязанность (или целый набор). Так, земледелец имеет право снимать урожай с земли – но он обязан восполнять ее плодородие и делиться частью урожая с тем, кто не имеет доступа к земле. Например, с лесорубом – который имеет право рубить и использовать (в т.ч. продавать) лес, но опять же обязан его восстановить со временем и поделиться с теми, кто этого права лишен, но в лесе нуждается.

Социальная зрелость (индекс социальной ответственности) определяется не набором тестов, на которые человек способен ответить, а набором обязанностей, которые этот человек готов нести. Разумеется, закон сохранения работает – маниакальное увлечение «взятием обязанностей», не сопровождающееся использованием прав, есть социальный мазохизм. Да и черт бы с ним, но мазохисты автоматически вызывают появление садистов. Т.е. одностороннее взятие только обязанностей – плодит класс паразитов. «Гуманитарная помощь» уничтожила больше людей, чем «гуманитарные бомбардировки».

Именно поэтому борцы за благо человечества опасны. Не тем, что они кого-то ради этого блага расстреливают – расстреливают они таких же борцов-мазохистов. А тем, что плодят иждивенчество – социальный садизм. И как результат – на одном полюсе кучка деятельных социальных инноваторов «с горящими глазами» и «добровольно взятыми на себя обязанностями», на другом – тупая разлагающаяся «справная» толпа, требующая «хлеба и зрелищ», «попсы и колбасы», «реалити шоу и экологически чистых продуктов».

Для сохранения работоспособности человек, получая права, должен принимать обязанности. Получая обязанность – должен приобретать права.

Великую Хартию можно рассматривать как справочник прав и обязанностей. Некоторые права являются общими для всех людей – и против них стоят общие обязанности. Таких людей можно называть «жители», включая «гостей». Все они обладают правами на собственность, безопасность, свободу и равенство. За это они обязаны а) не нарушать аналогичных прав других жителей и б) платить социальные взносы на содержание структур, обеспечивающих эти права.

Из числа «жителей» исключаются клинические идиоты и иные недееспособные в отношении пунктов а) и б). Дети составляют самостоятельную категорию. Объективной границей этой категории является точка наступления половой зрелости. К моменту появления у девочек – месячных, а у мальчиков – эякуляции, они обязаны обладать необходимым по категориям а) и б) уровнем социального развития и адаптации. Говоря нормальным языком – обязаны уметь понимать, когда их поведение доставляет окружающим реальные неудобства, и обязаны уметь заработать себе на жизнь. Кстати, иммигранты в этом очень похожи на детей – первоначально они не развиты (не социализированы) даже настолько, чтобы нести обязанности, соответствующие базисным правам.

Первый переходной период – от человеческого существа к жителю. Дети проходят его за 10-13 лет, взрослые иммигранты – года за 2-3 (по ощущениям). Поскольку права и обязанности жителя достаточно просты, можно, наверное, обойтись процедурой экзамен – торжественная часть -«послеэкзаменационное наблюдение» - вручение сертификата, подтверждающего права. Типа того, что было в СССР для водителей со стажем менее 3-х лет, а сейчас сохранилось в медицине в виде ординатуры.

Разумеется, в нормальном обществе «сертификат» - это всего лишь запись в открытой части личного дела в Интернете, а не гербовая бумажка, над которой человек обязан трястись всю жизнь, как скупой над золотом.

До перехода в разряд «жители» права человеческих существ существуют – но примерно на том же уровне, что права бонобо или китов, находящихся под охраной общества согласно решению суда. По факту – права эти есть, и они равны правам жителя. Различие состоит в том, что человеческое существо самостоятельно защищать свои права (в частности – в суде, или оружием) - не может. А житель – может, поскольку платит соцвзносы и сознательно соблюдает базисные права остальных жителей. Поэтому у жителей есть право на ношение оружия – а у человеческих существ (детей и иммигрантов), и приравненных к ним (бонобо и киты) – право на ношение оружия отсутствует. Оно принадлежит «поручителю» J

Второй переход – от жителя к хабитанту. Для меня «хабитант» производится не от habeas или «хоббит», а служит обозначением человека, сознательно понимающего, принимающего и выполняющего принципы Великой Хартии. Сама ВХ содержит общие принципы и права, и частные – об общих мы поговорили, их имеют и соблюдают жители. А вот хабитант – тот, кто взял на себя больше обязанностей и получил больше прав. Или, если кому-то нравится наоборот – взявший больше прав и получивший больше обязанностей. Это не один большой порог, а много маленьких. Т.е. житель и человеческое существо различаются резко, а внутри хабитантов идет плавная градация по нарастанию прав-обязанностей. «Служилый» хабитант – взявший на себя обязанность защищать Хартию с оружием в руках – имеет прав больше, чем штафирка. Каких прав – пока не совсем ясно J

Меня не покидает мысль, что выбор судей по рейтингу (право) можно доверить только людям, заявляющим свою самостоятельную конструктивную социальную позицию, активно и конструктивно участвующим в обсуждениях важных социальных тем (обязанность). А не первым попавшимся интернет-«аффтарам», умеющим только задавать глупые вопросы с умным видом и повторять чужие слова без всякого осмысления.

Вот соцзаявка. Рассказы о том, что в Хартии есть Простая Форма – оставим на совести Источника. Соцзаявка – это не выбор из готовых блюд в фастфуде, это не «голосование за программу демократического кандидата». Это метод распределенного формирования путей развития общества на несколько лет вперед. И создавать соцзаявку может только тот, кто по крайней мере представляет, что как происходит и что сколько стоит – в первую очередь в квалифицированных человеко-часах. Поэтому право на соцзаявку – ему соответствует обязанность объяснять свою позицию по соцзаявке и поддерживать ее материально и физически. Т.е. никто не имеет права включать в соцзаявку те работы, в которых он сам лично не готов принять участие. Хочешь мост через лагуну? Будь готов к тому, что при отсутствии желающих строить его в рамках тобой же названного бюджета – будешь строить сам, и не общими воплями «куда подевались таджики?!», а ручками, ручками…

(FC: Ну и упущенное пока в повестях и романах про МН, но важное - соцнаблюдатели, фоновые (=все жители МН), и специально нанятые)